Бранко Миланкович о ближайших перспективах России

Один из крупнейших в мире специалистов по экономическому неравенству, профессор Городского университета Нью-Йорка и Лондонской школы экономики Бранко Миланкович в большом интервью изданию The Bell поделился взглядами на ближайшее будущее России.

О налогах: «…налоги придется увеличивать, потому что стратегия на импортозамещение потребует инвестиций. C учетом $300 млрд замороженных резервов ЦБ и частных замороженных активов, я думаю, мы говорим в сумме примерно о половине триллиона долларов, что составляет около ⅓ ВВП России. Это огромные суммы и крупнейшая конфискация активов в истории».

О поддержке спецоперации: «Я видел результаты опросов, согласно которым большинство молодежи выступает против спецоперации, пожилые — «за». Это меня не удивляет, потому что пожилые не несут никаких расходов и вряд ли будут сами сражаться <…> Вероятно, городское, молодое и более обеспеченное население лучше осведомлено о последствиях и экономических трудностях. Другие их заметят, если они или их близкие потеряют работу. Я думаю, что многие люди, как это было всегда, пытаются обмануть себя, веря, что как-то все вернется на круги своя, — мы всегда склонны верить, что-то, что произойдет в будущем, может нас не коснуться».

О санкциях: «…снятие санкций займет много времени: на это может уйти и 20, и 25, и 50 лет, как я указывал ранее, но точно не 3–6 месяцев. Повторение индустриализации крайне маловероятно. СССР мог рассчитывать на передачу технологий, например, для строительства самолетов, из наиболее развитых стран: Германии, США и других. <…> Проблема в том, что сейчас получить наилучшие технологии России будет очень трудно, а в некоторых случаях и невозможно, поэтому сейчас задача гораздо сложнее.

Кроме того, в 1930-е годы повышение уровня образования соответствовало росту индустриализации. Сейчас же в России постиндустриальная рабочая сила, которая слишком образованна. На деле людям придется выполнять работу, для которой они слишком квалифицированы, а если они не смогут ее найти — уезжать, но за рубежом им также не будут хорошо платить».

О последствиях импортозамещения: «Многие страны, приняв политические решения по замещению импорта в 1960–70-х годах, в итоге построили неэффективные компании. Даже если период импортозамещения будет относительно успешным, конечным результатом снова будет «кризис открытия», подобный тому, что Россия пережила в 1990-е. Тогда «красные директора» выступали против открытия экономики, потому что знали, что, во-первых, их предприятия неконкурентоспособны, а во-вторых, хотели сами их приватизировать. Так что я уверен, что в какой-то момент найдутся те, кто получает большую выгоду от системы импортозамещения и будет всеми силами сопротивляться открытию экономики».

И о поводах для оптимизма: «…думаю, элиты поняли, что крайняя централизация власти делает их бессильными. Несмотря на все богатство, а также попытки самоустраниться от режима и от политики, политика, по иронии судьбы, им отомстила. Они перемещали свои активы в США или Великобританию, надеясь на то, что законы этих стран защитят их, и им было все равно, есть ли верховенство права в России. Но в итоге их активы были конфискованы.

Я думаю, российские элиты усвоят, что в будущем им лучше не иметь централизованной власти».